2010
  Стиляги (Субкультура)
 


Стиля́ги
- советская молодёжная субкультура второй половины 1940-х — 1950-х гг., имевшая в качестве эталона западный (преимущественно, американский) образ жизни. Стиляг отличала нарочитая аполитичность, определённый цинизм в суждениях, отрицательное (или безразличное) отношение к некоторым нормам советской морали. Стиляг выделяла из толпы яркая, часто нелепая, одежда, определённая манера разговора (особый сленг). Им был присущ повышенный интерес к западной музыке и танцам. Субкультура стиляг явилась своеобразным стихийным протестом против навязываемых стереотипов поведения, а также против единообразия в одежде, в музыке и в стиле жизни.

Причины возникновения субкультуры стиляг
 

Одной из главных причин появления движения «стиляг» стала активизация международных контактов СССР как в годы войны, так и после нее. Увеличение числа дипломатических работников автоматически увеличило и количество членов их семей, живущих в другой, «несоветской» реальности, ассоциирующейся с успехом и процветанием. При этом если официальная пропаганда продолжала игнорировать факты заимствования СССР западных научных и технических достижений, то на бытовом уровне советские инженеры, вынужденные копировать зарубежные образцы, и экономисты, изучающие конъюнктуру рынков «стран капитала» на предмет экспорта туда сырьевых товаров и закупок оборудования, не испытывали пиетета перед советской идеологией и передавали эти настроения молодому поколению. Те, в свою очередь, способствовали их распространению среди широких слоев городской молодежи.

Если для детей советской элиты пристрастие к западной культуре было элементом показательного протеста и признаком «особости», то для большинства молодых людей того времени новая субкультура стала психологической защитой от нищеты и разрухи послевоенных лет. Несоответствие убогой реальности с красочностью кино-мира, запечатленного в так называемых «трофейных фильмах», вызывало у молодых людей состояние дискомфорта. Кроме того, вернувшиеся из Европы победители привезли с собой огромное количество трофейной одежды, обуви, украшений и модных журналов. Эти вышедшие из моды на Западе предметы и стали основой для создания гардероба стиляг «из народа». Помимо вещей, после войны в СССР стали популярны зарубежные пластинки с джазовыми композициями и неизвестные доселе танцы. Так, танец буги-вуги был впервые увиден советскими людьми во время встречи на Эльбе с американскими солдатами.

Писатель Эдуард Лимонов в своей книге «У нас была великая эпоха» так описывает сложившуюся после войны ситуацию: «На барахолках страны приземлились и пошли по рукам платья, костюмы, пальто для всех полов и возрастов — „трофейное барахло“, вывезенное солдатами в вещевых мешках из покорённой Германии… Каталогом и гидом для путешествий по морю кожаных тирольских шорт, румынских, итальянских и венгерских военных пальто и детских берлинских костюмчиков служили американские фильмы… Глядя на голливудских девушек и суровых гангстеров в двубортных костюмах и шляпах, запоминала русская молодёжь модели одежды.»

Фильмы, ставшие культовыми для стиляг: «Серенада Солнечной Долины», «Джордж из Динки-джаза», «Тарзан»,«Девушка моей мечты», «Судьба солдата в Америке», киноленты с участием Дины Дурбин.

Появление термина «стиляга»

Установить, когда возник этот термин, невозможно, однако, существует мнение, что он пришел из языка джазистов, музыкантов. «Стилять» у исполнителей джаза означало играть в чужом стиле, кого-то копировать, отсюда презрительное выражение «стилягу дует» — это о саксофонисте, который играет в чужой манере. И, соответственно, термин переносится на самого исполнителя — «стиляга».

«Стиляга» — это не самоназвание; сами себя эти молодые люди либо никак не называли, либо именовались «штатниками» (то есть горячие поклонники Соединённых Штатов).

В 1949 году 10 марта в журнале «Крокодил»(№ 7) появился фельетон Д. Г. Беляева «Стиляга» под рубрикой «Типы, уходящие в прошлое». В фельетоне описывался вечер в студенческом клубе, где появляется нелепо разодетый «на иностранный манер», тщеславный, невежественный, глуповатый молодой человек, который гордится своим пестрым нарядом и навыками в области иноземных танцев. И все эти навыки, по словам фельетониста, вызывают смех и брезгливую жалость у остальных студентов.

Таким образом, термин стиляга не только потеснил самоназвание «штатник», но и полностью заменил его.


Мода стиляг




Одежда и сам образ жизни стиляг не был слепо скопирован с америкнского образца. В первые годы существования данного феномена, облик стиляги был, скорее, карикатурен: широкие яркие штаны, мешковатый пиджак, шляпа с широкими полями, немыслимых расцветок носки, пресловутый галстук «пожар в джунглях». Описание стиляги из вышеуказанного фельетона Д. Г. Беляева: «В дверях зала показался юноша. Он имел изумительно нелепый вид: спина куртки ярко-оранжевая, а рукава и полы зеленые; таких широченных штанов канареечно-горохового цвета я не видел даже в годы знаменитого клёша; ботинки на нем представляли собой хитроумную комбинацию из черного лака и красной замши. Юноша оперся о косяк двери и каким-то на редкость развязным движением закинул правую ногу на левую. Обнаружились носки, которые слепили глаза, до того они были ярки…»

Впоследствии внешний вид стиляги претерпел значительные изменения: появились знаменитые брюки-дудочки, взбитый «кок» на голове, элегантный пиджак с широкими плечами, узкий галстук — «селёдочка», завязывающийся на микроскопический узел, зонтик — тросточка. Актуальными у стиляг считались свитера «с оленями», в подражание героям фильмов «Серенада Солнечной Долины» и «Девушка моей мечты». В качестве обуви в среде стиляг приветствовались полуботинки на толстой белой каучуковой подошве (так называемая «манная каша»). Летом пользовались популярностью яркие рубашки в «гавайском стиле».

Таким образом, образ стиляги эволюционировал от эпатажа к элегантности.

Для девушки, чтобы прослыть стилягой, было достаточно ярко краситься и носить причёску «венчик мира» (вокруг головы завивали волосы и укладывали в форме венца). Особым шиком считались узкие юбки, обтягивающие бёдра.

В среде стиляг были популярны своеобразные предметы роскоши — трофейные зажигалки и портсигары, американские игральные карты с полуобнажёнными девушками (стиль pin up), редкие в то время авторучки.


Музыка и танцы
 


В конце 1940-х — в начале 1950-х гг. в среде стиляг актуальной считалась музыка свингового оркестра Гленна Миллера, в особенности хиты, прозвучавшие в кинофильме "Серенада Солнечной долины". (Несмотря на то, что миллеровский биг-бэнд продолжал существовать и пользовался в мире неизменной популярностью, многие в СССР думали, что этот музыкальный коллектив распался после гибели своего руководителя: майор американских ВВС, тромбонист, аранжировщик и композитор Гленн Миллер погиб (по другим данным — пропал без вести) в 1944 году). Песня из кинофильма «Серенада Солнечной Долины» под названием «Поезд на Чаттанугу» стала своеобразным гимном стиляг:
«Pardon me, boy / Is that the Chatanooga Choo-Choo / Track twenty nine, / Boy, you can give me a shine».

С психологической точки зрения образ поезда, уезжающего в неведомую и недоступную Чаттанугу, стал для стиляг основным эскапистским символом, позволявшим хотя бы мысленно «уехать» в обожествляемую ими Америку.
Статья «Гленн Миллер: поезд на Чаттанугу».

Также были популярны композиции Бенни Гудмена и Дюка Эллингтона, немецкие фокстроты и танго (в том числе в исполнении Марики Рёкк и Лале Андерсон), произведения из репертуара Эдди Рознера.

В целом же, стиляги тяготели к джазовой музыке: многие из них были знакомы с джазменами или сами играли на различных музыкальных инструментах. Среди танцев в конце 1940-х был актуален буги-вуги. Причём, советские стиляги не ограничивались довольно скудными познаниями в этой области и изобретали собственные вариации на тему модного танца. Так, существовали «атомный», «канадский» или «тройной Гамбургский» стили. Первые два мало чем отличались друг от друга и были некоей вариацией на тему танцев джиттер баг, линди хоп и буги-вуги. «Тройной Гамбургский» был медленным танцем, похожим на слоу-фокс.

С возникновением на Западе моды на рок-н-ролл, стиляги восприняли и этот танец. Популярны композиции Билла Хейли (в особенности, «Rock around the clock»), Элвиса Пресли, Чака Берри, Литтл Ричарда, Бадди Холли.

Однако грампластинки с записями модных исполнителей в СССР были редкостью. В связи с образовавшимся дефицитом, стал популярен так называемый «рок на костях» — запись музыки производилась на рентгеновских снимках (у стиляг существовало ещё одно название таких «пластинок» — «скелет моей бабушки»). Только с появлением магнитофонов на рынке товаров «рок на костях» утратил свою актуальность.

Один из самых значительных российских джазменов (в прошлом — стиляга) Алексей Козлов в своей автобиографической книге «Козёл на саксе» следующим образом описывает ситуацию: «Контролировалось все: одежда и прически, манеры и то, как танцуют. Это была странная смесь концлагеря с первым балом Наташи Ростовой. Танцы, утвержденные РОНО, да и манеры были из прошлого века — падекатр, падепатинер, падеграс, полька, вальс. Фокстрот или танго были не то, чтобы запрещены, но не рекомендованы. Их разрешали иногда заводить один раз за вечер, и то не всегда, все зависело от мнения и настроения присутствующего директора школы или старшего пионервожатого. При этом смотрели, чтобы никаких там попыток танцевать фокстрот „стилем“ не было. Как только кто-либо из учеников делал что-то не так, в радиорубку срочно подавался знак, пластинку снимали и дальше уже ничего кроме бальных танцев не ставили.»


Взаимоотношения с обществом
 


Молодые люди, ревностно следовавшие моде и предпочитавшие джазовую музыку, существовали ещё до войны. Однако стиляги, появившиеся во второй половине 1940-х гг., уже подпадали под определение «безродных космополитов» : в стране шла ожесточённая борьба с «низкопоклонством перед Западом». Стиляги с их повышенным интересом к западноевропейской и американской поп-культуре, стали одной из главных мишеней партийно-комсомольских функционеров. Фельетоны, карикатуры и гневные статьи в прессе имели целью не только высмеять и выявить низменную сущность стиляг, но и показать их в качестве потенциальных врагов Советской Власти.
«Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст».
«Стиляга — в потенции враг / C моралью чужой и куцей / На комсомольскую мушку стиляг; / Пусть переделываются и сдаются!»

Желание общества «переделать» (а по-существу, сломать) нонконформистов, выливалось в бесчисленные обсуждения стиляг на комсомольских и студенческих собраниях, к выговорам по комсомольской линии. Если же и это не помогало, то непокорных отчисляли из ВУЗов, исключали из рядов ВЛКСМ, а в СССР это было равносильно лишению человека права на достойное существование в обществе.

На стиляг устраивали настоящую охоту дружинники, а в провинциальных городах расправа со стильно одетыми молодыми людьми и вовсе выходила за рамки цивилизованной «борьбы с недостатками»: стиляг ловили, стригли их под полубокс, а узкие штаны распарывали и вшивали красные сатиновые клинья.

Подобное отношение вызывало ответную реакцию — стиляги замыкались внутри своих компаний и от простого восхищения западной поп-культурой переходили к неприятию советской действительности.

Музыкант Алексей Козлов говорил: «У стиляг было такое отработанное бессмысленное выражение глаз. Не потому что мы придурки. Просто если бы мы обнажили свой взгляд, если бы смотрели, как мы чувствуем, — все бы увидели, как мы их ненавидим. За этот взгляд можно было поплатиться. Вот мы и придуривались».

В официальной прессе нагнеталось настолько брезгливо-презрительное отношение к стилягам, что их называли «плесенью» на теле советского общества. Это, однако, только способствовало дальнейшей популяризации течения, подобно тому как «поиски красных под кроватью» в США вызвали рост левых настроений среди молодежи.

В начале 1960-х, однако, прессинг в отношении стиляг прекратился по нескольким причинам - во-первых, в связи с тем, что эта субкультура сошла на нет из-за взросления своих представителей и «легализации» многих ранее запретных западных атрибутов вроде джаза, а во-вторых, из-за появления новых, гораздо более массовых молодежных течений: «битломании» и хиппи.

Несмотря на угасание «стиляг» как субкультуры, их мировоззрение оказало большое влияние на умонастроения последующих молодежных неформальных объединений.


Сленг стиляг

Стилягам было важно не только выделить себя из толпы, из «серой массы», при помощи одежды или образа жизни, но и при помощи особого языка, точнее — жаргона. Частично этот сленг был воспринят стилягами от джазистов. Вот некоторые слова и выражения, принятые в языке стиляг и затем частично распространившиеся за его пределы:

Бродвей (или Брод) — как правило, центральная улица города, служившая для стиляг местом встреч. В Москве «Бродвеем» была улица Горького (ныне — Тверская). В Ленинграде — Невский проспект, в Баку — улица Торговая, в Ташкенте — улица Карла Маркса (сейчас Сайёлгох). Свои «Бродвеи» были в каждом городе или даже городском районе.
Чувак — проверенный молодой человек, которого приглашали на «процесс» (узкую вечеринку) в «хату».
Чувиха (чува) — девушка.
Хилять — ходить, фланировать.
Кинуть брэк — пройтись с целью «людей посмотреть — себя показать». Как правило, звучало, как «кинуть брэк по Броду».
Чуча — песня из культового фильма «Серенада Солнечной Долины» (Поезд на Чаттанугу («Chattanooga Choo Choo…»)
Совпаршив — отечественные изделия лёгкой промышленности.
Динамо, Динамо-машина — такси.
Динамить — сбегать.
Шузы — ботинки стиляг на высокой подошве. Обычно можно было приобрести исключительно у фарцовщиков. Советский аналог «шузов» — так называемая «манная каша» — на советские ботинки наклеивался по форме толстый кусок пластмассы.
Хата — свободная квартира, предназначенная для проведения вечеринки.
Процесс — сексуальный контакт.

В кино

Образ стиляги в советском кинематографе 1950-х годов был сугубо карикатурен и жалок. Это — недалёкий, надменный франт, презирающий «серую массу», и от этого становящийся ещё более смешным. Таков герой Эдик (исп. Олег Анофриев) из фильма «Секрет красоты» (1955): в городской школе парикмахеров идут экзамены. Неспособная ученица Кукушкина (Тамара Носова) просит своего приятеля, стилягу Эдика, сесть в её кресло. Влюбленный Эдик соглашается — и надолго прощается со своим стильным «коком».

В кинофильме «Сверстницы» (1959) (мелодрама о трех подругах, окончивших школу) одна из героинь проводит время с двумя бездельниками-стилягами. (То, что стиляга — тунеядец не должно было вызывать никаких сомнений).

В детективе «Дело пёстрых» (1958), снятом по роману Аркадия Адамова, показана преступная и подлая сущность стиляги Арнольда и его приятелей. От выскомерного чванства и любви к «красивой жизни» — к преступлению: такова мораль произведения.

Короткометражная комедия «Иностранцы» (одна из частей киноальманаха «Совершенно серьёзно» (1960) высмеивает тех, кто преклоняется перед всем заграничным, дежурит в вестибюлях гостиниц, занимаясь скупкой иностранного «ширпотреба». Молодой журналист (исп. Александр Белявский) решает разоблачить и высмеять двоих стиляг и их подружку (Илья Рутберг, Валентин Кулик, Татьяна Бестаева): он представляется им богатым американцем.

В кинофильме «Покровские ворота» (1982) с ироничной ностальгией показан маленький эпизод: главный герой Костик (исп. Олег Меньшиков) «на хате» танцует рок-н-ролл со своей приятельницей Светочкой (исп. Татьяна Догилева).

В 1996 году режиссёром Алексеем Габриловичем был снят документальный фильм «Бродвей моей юности», посвящённый стилягам, а также моде, танцам и фильмам 1950-х годов. Фильм снят в форме интервью с известными людьми — Галиной Волчек, Натальей Фатеевой, Олегом Анофриевым, Аркадием Аркановым и другими.

В драматургии

В 1958 году Николаем Погодиным была написана пьеса «Маленькая студентка», посвящённая молодёжи. Одним из отрицательных действующих лиц пьесы является стиляга по фамилии Ларисов. Вообще, стиляги в произведенниях часто носили «иноземные» имена (Эдуард, Арнольд) и нелепые фамилии.

В 1975 году драматург Виктор Славкин написал пьесу «Взрослая дочь молодого человека» (по первоначальному замыслу — «Дочь стиляги».) В основе пьесы — вечный конфликт отцов и детей. На первом плане — сложные взаимоотношения бывшего стиляги Бэмса (Альберт Филозов) и его дочери — хиппи Эллы. Однако этим конфликтом поколений тема не исчерпывается — Бэмс живёт прошлым, он ничего не забыл и ничего не простил. Противостояние с бывшим комсомольским лидером Ивченко (Эммануил Виторган) продолжается и теперь, когда Бэмс «влачит существование» простого инженера, тогда как Ивченко «выбился в люди». Самая известная постановка «Взрослой дочери…» принадлежит Московскому драматическому театру им. К. С. Станиславского.
Афиша спектакля «Взрослая дочь молодого человека».


Музыкальные группы 80-х: в поисках стиля

В 1980-е годы в СССР возник интерес молодёжи к ретро-стилю, в частности к субкультуре стиляг. На волне этого увлечения возник неподражаемый стиль группы «Браво», возглавляемой Евгением Хавтаном. В песнях группы — нежная и печальная ностальгия по давно ушедшим (а точнее — никогда не существовавшим) «старым добрым временам». Образ романтичного стиляги гармонирует с идеалистическими представлениями молодых людей о 1950—1960-х годах (композиции «Ленинградский рок-н-ролл», «Вася — стиляга из Москвы», «Стильный оранжевый галстук», «Московский бит» и другие).

В творчестве бит-квартета «Секрет» в некоторых композициях прослеживается интерес к «стиляжному» прошлому — «Я люблю буги-вуги», «Рок-н-ролл! Танцуют все кругом!», «Она не понимает».


«Стиляги» Третьего Рейха — Swingstyle-boys
 


В нацистском Рейхе, как и в СССР, существовала молодёжь, которой были тесны рамки официальной идеологии, навязанного стиля жизни и образа мышления. В Германии их называли Swingstyles (или Swingstyle-boys, Swing Kids) «свингующие мальчики». Как правило, это были дети состоятельных родителей, аполитичные и чуждые расизма (джаз признавался идеологами национал-социализма — музыкой расово-неполноценных негров и евреев). «Свингующие», как правило, не состояли в молодёжных организациях, таких, как Гитлерюгенд и Союз Германских Девушек, старались отмежёвываться от политически-сознательной молодёжи, уходя в свой маленький, но уютный мир.

Протестуя против прусской строгости военной формы, «свингующие» носили чрезмерно широкие и длинные плащи, мешковатые пиджаки, длинные галстуки. «Стильные» девушки, в пику создаваемому пропагандой образу арийской скромницы, предпочитали обильную косметику, укороченные юбки, фривольные по тем временам раздельные купальники.

Многие из «свингующих» оказались за колючей проволокой за прослушивание вражеских радиостанций и популяризацию «негритянской» музыки.
Фотография Swingstyle-boys